Панорама города

Уже на пороге описываемого интерьера происходит нечто непонятное, а именно — ощущается нереальность происходящего: из прихожей на обширный, деревянный же настил ведут вверх три деревянные ступени, а над небольшим шкафом видится некое многослойное пространство. И лишь преодолев несколько шагов, Вы при­ходите к пониманию того, что отдельные детали объеди­нены одной общей идеей, которая только теперь стала понятной.

Подиум, на который можно попасть из прихожей, по замыслу автора проекта является конструктивным и эмоциональным центром интерьера. Скорее всего, поди­ум похож на широкий деревянный мост, пересекающий пространство поперек, от окна до окна. И как настоящий мост, он несет связующую нагрузку. Во-первых, он объе­диняет все малые помещения квартиры (попасть из одно­го в другое можно только через него). Во-вторых, здесь расположена гостиная, связующая уже не помещения, а людей посредством общения.

Из гостиной хорошо просматривается пара скромных помещений — кабинет и кухня. Одна из ступенек, веду­щих из гостиной в кухню, продолжена широкой лавкой, под которой помещается кладовая. Кухонный стол обра­зован монолитной каменной плитой, незаметно перехо­дящей в подоконник.

Разделение на зоны происходит за счет перепадов уров­ня пола. Например, для кабинета подиум выполняет фун­кцию стационарного рабочего стола с выдвижными ящи­ками. Причем множество ящиков уходит под подиум.

Подобное решение не случайно. Если проанализиро­вать всю обстановку, обнаружится, что практически вся корпусная мебель выполнена архитектурным способом. Помимо находок с подиумом, исключительно эстетично выглядят прямоугольные объемы и полустеночки, обли­цованные керамической плиткой, которые в действи­тельности являются встроенными шкафами и открыты­ми полками. К примеру, невысокий шкаф, замеченный ранее в прихожей — необходимая «деталь ландшафта». Вид от входной двери, производивший впечатление многослойного пространства, стал вполне объясним. Оказывается, все дело в не доходящей до потолка стене и неприкрытой несущей конструкции. То есть умело обыг­ранная функциональность замаскирована под своеобраз­ное декорирование.

Спускаясь с подиума вниз по лестнице, мы переходим из открытой общественной зоны в интимную, частную.

Дверь в уютную скромную спаленку находится слева по коридору. Спальня совершенно не похожа на остальные помещения, выделяющиеся своей открытостью и офици­альностью, где преобладают различные оттенки холодного серого цвета. Здесь стены пробковые, в теплых коричнева­тых тонах. Все вещи и предметы, за исключением кровати, спрятаны в многочисленных стенных шкафах с раздвиж­ными дверцами. Еще раз проанализировав основные конст­руктивные принципы, положенные в основу интерьера, мы уясняем, что глубокие выдвижные ящики в нижней части шкафов задвигаются под подиум, а сами шкафы со сторо­ны гостиной выглядят ступенчатой полкой для книг.

Справа по узкому коридору расположена дверь в сану­зел, атрибутами которого стали светло-серые стены и бе­лоснежное оборудование. Обустройство санузла, как и всех остальных помещений, не потребовало от хозяина особых усилий: полочки были заложены уже в архитек­турном проекте. Разноцветные баночки с парфюмерией и прочие мелочи, обычно только захламляющие подзер­кальники, здесь неожиданно заиграли, оживили моно­хромный фон. Беспорядок кажется продуманной частью общего декоративного замысла.

Тем не менее, и здесь главенствует предельный лако­низм, доходящий порой до аскетичности.